">
E_NOTICE [8] Constant DEBUG already defined
See details in error.log">
E_WARNING [2] session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/p93217/www/roditel.by/engine/include/Func.php:196)
See details in error.log фантазия / Поиск по тегам / Родитель.by

Танцующая девочка

Я хочу рассказать об одной совершенно необыкновенной девочке, за которой мы наблюдали в отеле на море. Я не знаю о ней ничего: кто ее родители, какие у них отношения в семье, откуда они приехали а на каком языке разговаривают. Но у меня перед глазами до сих пор стоит, КАК она танцевала.

Наверняка многим будет легко представить то ощущение, когда в середине ночной дискотеки, после пары коктейлей, закрываешь глаза и танцуешь  в каком-то забвении, как будто тело горит, ты не задумываешься о том, как именно двигаешься, красиво ли это, уместно ли это, подходит ли это музыке, которая звучит, и становится легко и свободно. Вот точно так же танцевала та девчушка: она закрывала глаза и все ее тело растворялось в каком-то неповторимом, звонком, настоящем движении.  Так было почти каждый вечер, когда за ужином играла музыка.

Я все крутила в голове эту картинку, и чувствовала даже некоторую досаду: я давно не умею так танцевать. И мне бы очень хотелось снова уметь так растворяться в себе, в музыке, в своих движениях.  В моей памяти осталось только эхо от этих непередаваемых ощущений.

Взрослые люди – может, не все, но в любом случае многие – принимают алкоголь (или что-то из этого спектра), чтобы сбросить свои напряжение, тревогу, роль, образ. Нам нужно время и условия, чтобы так раскрыться. И уж совершенно точно, мало кто из нас так открыт этой свободе выражать себя, как была открыта та девочка. Я думаю, что и детки утрачивают этот дар: кто-то раньше, кто-то позже.  Впрочем, здесь наверное  не совсем уместно слово «утрачивают»:  утрачивают они открытость и свободу, способность так выражать себя, появляется скованность и сдержанность, где-то даже неверие в себя и зажатость, боязнь осуждения или неодобрения. А вот второй компонент, самый важный — такое яркое ощущение себя, скорее, не успевает развиться. Другими словами, не всем есть, что выражать, нет этого импульса, как у той девочки: выйти, поднять руки и плыть за своими импульсами, двигаться по наитию. Речь тут не о танцах – это может быть что угодно.

Почему же это происходит? Какие особенные условия могли бы стать подходящей почвой для подобного самовыражения? Да, мы не можем обойти вниманием тот факт, что в принципе у деток разная степень стеснительности, которая зависит и от возраста, и от характера. Но ведь и дома, когда любые внешние факторы не являются преградой, не все детки включаются в это состояние «полета души», не все могут так дерзать: будь то рисунок, пение, танцы,  игра с конструктором,  раскладывание игрушек каким-то особенным образом, — любое занятие, которое делается с упоением, идет изнутри.

Кажется очевидным, что как минимум для такого дерзновения необходимо отсутствие опасений, что тебя не примут, одернут, осудят. Но что же нужно для того, чтобы этот внутренний «креатив» возник? Мне вспомнилась крылатая фраза: «Люди поют, когда они счастливы». Здесь я понимаю под счастьем то состояние в моменте, прямо сейчас, когда крылья вырастают, когда душа «поет», вот тогда и появляется тот резерв особой энергии, энергии становления, Я-энергии.

Что же для этого нужно? Как нам разложить на составляющие это важное ощущение? Думаю, это в первую очередь примерно такие компоненты: «Меня любят», «Обо мне позаботятся», «Мама (или тот взрослый, которого ребенок считает самым значимым) на моей стороне, что бы ни случилось», «Мне помогут», «Все будет хорошо».  И наоборот, если ребенок не чувствует уверенности в этой области, если он тревожится о том, что мама может куда-то деться или стать недоступной (в физическом или психологическом смысле), что надо сейчас «урвать» и поиграть с ней, а то вдруг потом она откажет или ее не будет, если у него есть опыт быть отверженным в таком порыве самовыражения, ему скорее всего будет очень сложно расслабиться и найти ключик к самому себе. Если мы задумаемся о том, как происходят подобные выплески нашей творческой энергии, как мы сами входим в эти особые состояния «измененного сознания», мы поймем, что наш мозг бережет это ценную энергию, расходуя  по остаточному принципу: мы доходим до нее в самую последнюю очередь, тогда, когда позаботились обо всем остальном, когда ничто нас не тревожит.

Я бы очень хотела сохранить в своем сыне эту энергию, освободить его от тревог и переживаний о других вещах, чтобы он чаще находил доступ к такому дерзновению. Наверное, в этом и заключается львиная доля родительских забот: наше дело – любить (в самом широком смысле этого слова), а их – расти и развиваться, не задумываясь о том, как сильно мы любим их, и что они должны сделать, чтобы эту любовь заслужить или не растерять.

Сказка как способ договориться с ребенком

Сказки – неотъемлемый атрибут детства. Сначала их читают или рассказывают родители, позже ребенок начинает читать их сам. Но, кроме того, что сказки развивают память, фантазию и воображение, они могут стать настоящей палочкой-выручалочкой во многих бытовых ситуациях, порой даже тогда, когда у родителей опускаются руки.

Вряд ли найдется родитель, которому не приходилось хотя бы раз уговаривать своего ребенка кушать, мыть руки, или объяснять, почему на улицу зимой нужно надеть шапку, почему мама не может купить пол отдела детских игрушек в магазине или почему нужно чистить зубы. Как правило, ребенку легко понять, скажем, почему нельзя трогать горячее – в конце концов, он может быстренько дотронуться пальчиком и понять, что такое горячо и почему ему это не надо. А вот абстрактные «если ты пойдешь на улицу без шапки, то скорее всего заболеешь», или «если ты не будешь чистить зубы, они испортятся и придется лечить их у доктора» — что-то далекое, неосязаемое, неважное. Другой вариант – запугивания: «Если ты будешь гулять без шапки, то заболеешь, и придется делать уколы». Впечатлительного ребенка такие слова могут испугать, а детские страхи – отнюдь не лучший способ убедить ребенка.

Во многих подобных ситуациях на помощь родителям могут прийти сказки. Не просто сказки, а сказки, придуманные на ходу. Эта техника совсем не сложная, а польза, которую они приносят, очень ощутима.

Такие сказки могут особенно помочь в моменты, когда вот-вот разыграется истерика. Заговорщицким тоном вы говорите: «А представляешь, жил однажды маленький тигренок. И с ним приключилась такая забавная история…». Скорее всего, малыш прислушается: что за неожиданный поворот событий? Что же такое случилось с тигренком? Кроме того, очень действенны такие сказки, которые рассказывают уже по прошествии какого-то инцидента, ситуации, которую хотелось бы обыграть, скорректировать.

Сочиняем сказку

Итак, сочиняем сказку. Первым делом нужно придумать персонажа. Это может быть какое-то животное: тигренок, медвежонок и т.д.; или сказочный персонаж: волшебный эльф; или уже знакомый малышу персонаж из сказки, которая ему нравится: Маша, Муми-тролль, Незнайка или Карлсон. Можно рассказывать сказки о себе маленьком: «Когда я была маленькой девочкой, со мной приключилась такая забавная история. Маленькая девочка Даша однажды играла в песочнице с другими детками…». Сказки, в которых персонаж – маленький родитель, сближают, создают ощущение, что мама или папа делятся чем-то сокровенным, личным.

Мы должны наделить этого персонажа свойствами, которые присущи вашему малышу. Но не просто наделить, а сделать так, чтобы ребенок узнал в этом персонаже себя. Пусть ваш персонаж ведет себя так же, испытывает те же эмоции, что и малыш. Если малыш уже разговаривает, пусть персонаж говорит те же слова: «Каждый раз, когда мама просила тигренка почистить зубки, тигренок отказывался, он мотал головой, сердился и топал ножкой. И говорил: «Не хочу! Нет! Я не буду мыть ручки! Нет-нет-нет!». Ребеночек тогда подумает: «Ничего себе, тигренок, как и я, не любит чистить зубки! Надо же, он даже говорит точно так же, как и я!». Фокус в том, что часто, когда мы говорим про самого малыша, обращаясь к нему с тем, чтобы изменить нежелательное поведение на желательное, он встает в позицию защиты. В такой позиции половина слов, которые ему скажут, не будет услышана. С другой стороны, когда вы рассказываете, как ни в чем не бывало, сказку не про самого ребенка, а про персонажа, у малыша есть возможность посмотреть на себя со стороны, узнать, как в такой же ситуации ведет себя этот персонаж. Таким образом, вы обучаете, даете малышу подсказку – готовую модель поведения.

Далее мы должны развить сюжет сказки таким образом, чтобы малыш узнал, с какими последствиями столкнулся персонаж в результате «нежелательного поведения». Например: «И представляешь, через некоторое время зубки у тигренка пожелтели. Они стали некрасивые, больные… Тигренку было очень неудобно кушать орешки, он больше не мог лакомиться любимым яблочным пирогом… Ему было очень грустно, он расстроился и горько-горько заплакал, ведь все другие зверята могли кушать пирог и орешки, а он – нет. И вот он сидит в своем домике, горюет, как вдруг услышал «тук-тук», и на пороге появляется сова. Сова говорит тигренку: «Что с тобой приключилось, почему ты так горько плачешь?». А тигренок говорит ей: «Мои зубки стали желтыми, я больше не могу кушать мой любимый яблочный пирог, и орешки… Мои зубки разболелись!». И тут сова подсказала тигренку, что нужно сходить к специальному зубному доктору для тигрят». Когда мы знакомим малыша с последствиями, необходимо следить за тем, чтобы эти последствия не были слишком устрашающими, ведь мы не ставим себе цели напугать ребенка. Например, если малыш не хочет ездить в автокресле, в сказке «маму» может остановить милиционер и сказать, что так деткам ездить нельзя, и чтобы ехать дальше, малыш должен обязательно пристегнуться. Или «маме» придется резко затормозить, потому что уточки решили перейти дорогу, и не пристегнутый «малыш» ударился лобиком, и у него выскочила шишка, ему было с ней очень неудобно, маме даже пришлось наклеить пластырь.

Следующий этап – мы должны обязательно подсказать малышу, что надо делать. Буквально, вложить в него те слова или действия, которых желаем добиться. «Когда тигренок пришел к доктору, доктор спросил у него: «Тигренок, скажи, а ты чистишь зубки каждый день, утром и вечером?» И тигренок ответил, что он не любит чистить зубки, что он сердится и топает ножкой. Тогда доктор сказал, что зубки у тигренка стали желтыми, некрасивыми и больными потому, что он их не чистил. Тигренок задумался, а потом побежал к своей маме-тигрице, обнял ее и сказал: «Мамочка! Пожалуйста, купи мне новую зубную щеточку! Теперь я буду чистить зубки каждый день, утром и вечером! Я хочу, чтобы они у меня были здоровыми и красивыми! И чтобы я мог кушать мой любимый яблочный пирог и орешки!».

Подытожим наш алгоритм:

  • придумываем персонажа
  • делаем этого персонажа максимально похожим на ребенка
  • рассказываем о «проблеме» персонажа
  • рассказываем о последствиях, с которыми столкнулся персонаж
  • рассказываем о том, как персонаж принял желательную модель поведения

Такой несложный сюжет поможет ребенку «прожить» свою ситуацию со стороны, предупредит и подскажет, как нужно поступить. Это замечательный способ договориться с малышом, избегая истерик, ссор и запугиваний. Разумеется, сочинение таких сказок – не панацея, и, уж тем более, не стоит рассчитывать на то, что они будут работать каждый раз без исключения. Но шанс на успех будет однозначно выше, чем при привычном неработающем способе обрисовывания далеких, абстрактных последствий того или иного поведения.

Возраст, в котором такие сказки работают лучше всего – начиная примерно с полутора – двух лет и до школы, порой и дальше. Разумеется, чем младше ребенок, тем проще будет сюжет, и наоборот. В общем, запаситесь фантазией и терпением! Даже если такие сказки не решат всех проблем, они без сомнения сделают жизнь ваших деток интереснее!