">
E_NOTICE [8] Constant DEBUG already defined
See details in error.log">
E_WARNING [2] session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/p93217/www/roditel.by/engine/include/Func.php:196)
See details in error.log принятие / Поиск по тегам / Родитель.by

Я помогу тебе

До недавнего времени я пыталась контролировать полностью жизнь Платона, впускала трудности на том уровне, на котором я считала нужным.

С одной стороны — так и должно быть по отношению к ребенку, с другой — в его и моей жизни случаются события, повлиять на которые не могу ни я, ни он. Но самое интересное где-то между, когда вроде бы я могу сделать так, чтобы всем было легче, но мои усилия терпят фиаско.

Например, я знаю, если Платон не поест, то настроение у него будет, мягко говоря, «не очень». Едок он у меня еще тот, поэтому накормить его — задача непростая. С ложкой за ним не бегаю, под мультики не кормлю, но бывают дни, когда он может питаться исключительно яблоками и, конечно, нервозность повышается у всех. И вот отпустить эту нервозность мне было непросто… Ну почему? Вот еда, ты голодный, покушай и всем станет хорошо. И такие пограничные ситуации встречаются в нашей жизни повсеместно. Я же пыталась собой перекрывать такие моменты, уговаривать, настаивать, пробовать, пытаться… Скажу, что моя спина не выдержала таких усилий в прямом смысле. Да, я являюсь ответственным за своего ребенка взрослым, но где та грань, которая показывает, что все, дальше ты уже не в силах повлиять на ситуацию?

Прийти к ответу помог случай. Платон дико не любит чистить зубы, вернее, когда я их чищу, он соглашается, но каждый раз с сопротивлением и нажимом с моей стороны. И вот, в какой-то вечер подходит время сна, мы стоим возле умывальника и я говорю: «Платош, у тебя уже очень хорошо получается чистить зубки, но не все. И пока ты еще не научился чистить глубоко, мама тебе поможет!» У ребенка округлились глаза и он ответил: «Да, я еще маленький», – и спокойно дал дочистить все зубы.

Я не могу...

Я не могу сделать так, чтобы ты никогда не упал и не разбил коленку или руку, но я помогу тебе облегчить боль, я подую на ранку, я обработаю ее, я заклею порез пластырем, я быстро-быстро поглажу голову в ушибленном месте...

Я не могу сделать так, чтобы у тебя получилось быстро и легко заснуть, но я помогу тебе, я поглажу тебя по спинке, я спою тебе песню, я покачаю тебя на фитболе, чтобы сон пришел быстрее и тебе не пришлось «укачивать» себя самому...

Я не могу сделать так, чтобы все игрушки, которые ты видишь, оказались в твоей комнате, но я помогу тебе выплакать эту несправедливость в своих любящих руках...

Я не могу сделать так, чтобы твой друг передумал и взял тебя за руку на прогулке, но я помогу тебе, разрешу позлиться на то, что твой трепетный порыв не был принят и предложу свою руку...

Я не могу сделать так, чтобы у тебя всегда было хорошее настроение, но я помогу тебе и буду рядом, чтобы ты смог выпустить из себя накопившееся перевозбуждение...

Этот список можно продолжать, и основная мысль очень простая, но во мне она была спрятана очень глубоко. Я не могу сделать так, чтобы все получалось просто и легко. Но вот то, что я действительно могу — это помочь ему справиться и прожить все неизвестные жизненные переменные вместе.

Размышления о детских слезах

Родительство 01.05.2014 17:03

А потом еще какое-то время может всхлипывать. И, скорее всего, если мы напомним ему о недоразумении, ставшем причиной слез, он расплачется снова. И так может повторяться много раз. Конечно, это при условии, что для него слезы не являются чем-то плохим, постыдным, если ему в течении долгого времени не повторяли методично, что плакать – плохо, нельзя, стыдно.

А взрослые, в своем большинстве, как плачут? Обычно, как только комок подступает к горлу, мы изо всех сил стараемся сдержать слезы. А если уж и расплакались, то прилагаем все свои усилия к тому, чтобы поскорее закончить. Интересующихся мы старательно убеждаем в том, что все в порядке. А потом еще какое-то время – в зависимости от «силы» причины слез – мы чувствуем грусть, тяжесть и подавленность.

Мне приходит на ум одно наблюдение, которое довольно часто можно слышать от взрослых: о том, как быстро дети «забывают» свои слезы.

Вот, мол, кажется, пять минут назад еще горько плакал, а сейчас побежал и играет, довольный, как ни в чем ни бывало.

Обычно это говорят с ноткой, подразумевающей ветреность, поверхностность, «несерьезность» детских слез. А так ли оно на самом деле? Ведь то, что кажется нам мелочью, для ребенка чаще всего – настоящая трагедия.

Мне кажется, то, что часто связывают с несерьезностью, не-глубиной детских переживаний, на самом деле – умение переживать, адаптироваться и идти дальше. Если посмотреть с этого ракурса, становится понятна искренняя горечь детских переживаний (которая многим покажется напускной). Получается, что малыши сполна оплакивают какую-то неудачу, ровно столько, сколько нужно для того, чтобы принять ее, погрустить о ней и отпустить, и именно это позволяет им через пять минут нырнуть в какое-то занятие с новыми силами, без тяжести предшествующей горечи.

Такое видение позволяет очень хорошо объяснить, почему мы, взрослые, пряча слезы, отрицая произошедшее и стараясь сделать вид, что ничего в общем-то и не было, очень долго носим в себе тревоги и переживания. Ведь часто бывает так, что какое-то событие сидит в нас, гложет и грызет, не отпускает и давит, а окружающие и предположить не могут, что у нас что-то «не так». Возможно, если мы откроемся, дадим выход слезам, примем утешение, не будем отрицать и прогонять от себя причину этих переживаний, мы сможем быстрее прожить их, отпустить, пойдем дальше? Конечно, это очень сложно, и скорее всего именно потому, что в детстве большинство из нас впитало утверждение о том, что плакать плохо.

«Не плачь», «Да это же ерунда», «Ты же мужчина!» — да, это все именно такие фразы. Кому-нибудь из нас, взрослых, становится легче от фразы «Не плачь»?

Опять же, глядя на слезы с этого ракурса, мне ясно видны причины Жениного поведения, когда он возвращается к слезам над чем-то, даже если изначально его отвлекли от слез и даже если он этим отвлечением увлекся. При первом же напоминании о произошедшем – увидел, сказали и вспомнил, просто так сам вспомнил – начинает снова горько плакать. Ему просто нужно отплакать и отпустить, адаптироваться. Просто и сложно одновременно. Адаптация мудрая вещь: пока ты не проплачешь все слезы над раной на ноге, наступив на грабли, так и будешь на эти грабли наступать. Во всяком случае в Женином поведении я вижу это на всех уровнях. А нам, взрослым, надо тоже разрешать себе плакать. Тогда жить легче.

Фото: Zuhair Ahmad/Flickr по CC license