Воспитание, психология

Танцующая девочка

Танцующая девочка
Размышления о дерзновении, полете души и творческой энергии

Я хочу рассказать об одной совершенно необыкновенной девочке, за которой мы наблюдали в отеле на море. Я не знаю о ней ничего: кто ее родители, какие у них отношения в семье, откуда они приехали а на каком языке разговаривают. Но у меня перед глазами до сих пор стоит, КАК она танцевала.

Наверняка многим будет легко представить то ощущение, когда в середине ночной дискотеки, после пары коктейлей, закрываешь глаза и танцуешь  в каком-то забвении, как будто тело горит, ты не задумываешься о том, как именно двигаешься, красиво ли это, уместно ли это, подходит ли это музыке, которая звучит, и становится легко и свободно. Вот точно так же танцевала та девчушка: она закрывала глаза и все ее тело растворялось в каком-то неповторимом, звонком, настоящем движении.  Так было почти каждый вечер, когда за ужином играла музыка.

Я все крутила в голове эту картинку, и чувствовала даже некоторую досаду: я давно не умею так танцевать. И мне бы очень хотелось снова уметь так растворяться в себе, в музыке, в своих движениях.  В моей памяти осталось только эхо от этих непередаваемых ощущений.

Взрослые люди – может, не все, но в любом случае многие – принимают алкоголь (или что-то из этого спектра), чтобы сбросить свои напряжение, тревогу, роль, образ. Нам нужно время и условия, чтобы так раскрыться. И уж совершенно точно, мало кто из нас так открыт этой свободе выражать себя, как была открыта та девочка. Я думаю, что и детки утрачивают этот дар: кто-то раньше, кто-то позже.  Впрочем, здесь наверное  не совсем уместно слово «утрачивают»:  утрачивают они открытость и свободу, способность так выражать себя, появляется скованность и сдержанность, где-то даже неверие в себя и зажатость, боязнь осуждения или неодобрения. А вот второй компонент, самый важный — такое яркое ощущение себя, скорее, не успевает развиться. Другими словами, не всем есть, что выражать, нет этого импульса, как у той девочки: выйти, поднять руки и плыть за своими импульсами, двигаться по наитию. Речь тут не о танцах – это может быть что угодно.

Почему же это происходит? Какие особенные условия могли бы стать подходящей почвой для подобного самовыражения? Да, мы не можем обойти вниманием тот факт, что в принципе у деток разная степень стеснительности, которая зависит и от возраста, и от характера. Но ведь и дома, когда любые внешние факторы не являются преградой, не все детки включаются в это состояние «полета души», не все могут так дерзать: будь то рисунок, пение, танцы,  игра с конструктором,  раскладывание игрушек каким-то особенным образом, — любое занятие, которое делается с упоением, идет изнутри.

Кажется очевидным, что как минимум для такого дерзновения необходимо отсутствие опасений, что тебя не примут, одернут, осудят. Но что же нужно для того, чтобы этот внутренний «креатив» возник? Мне вспомнилась крылатая фраза: «Люди поют, когда они счастливы». Здесь я понимаю под счастьем то состояние в моменте, прямо сейчас, когда крылья вырастают, когда душа «поет», вот тогда и появляется тот резерв особой энергии, энергии становления, Я-энергии.

Что же для этого нужно? Как нам разложить на составляющие это важное ощущение? Думаю, это в первую очередь примерно такие компоненты: «Меня любят», «Обо мне позаботятся», «Мама (или тот взрослый, которого ребенок считает самым значимым) на моей стороне, что бы ни случилось», «Мне помогут», «Все будет хорошо».  И наоборот, если ребенок не чувствует уверенности в этой области, если он тревожится о том, что мама может куда-то деться или стать недоступной (в физическом или психологическом смысле), что надо сейчас «урвать» и поиграть с ней, а то вдруг потом она откажет или ее не будет, если у него есть опыт быть отверженным в таком порыве самовыражения, ему скорее всего будет очень сложно расслабиться и найти ключик к самому себе. Если мы задумаемся о том, как происходят подобные выплески нашей творческой энергии, как мы сами входим в эти особые состояния «измененного сознания», мы поймем, что наш мозг бережет это ценную энергию, расходуя  по остаточному принципу: мы доходим до нее в самую последнюю очередь, тогда, когда позаботились обо всем остальном, когда ничто нас не тревожит.

Я бы очень хотела сохранить в своем сыне эту энергию, освободить его от тревог и переживаний о других вещах, чтобы он чаще находил доступ к такому дерзновению. Наверное, в этом и заключается львиная доля родительских забот: наше дело – любить (в самом широком смысле этого слова), а их – расти и развиваться, не задумываясь о том, как сильно мы любим их, и что они должны сделать, чтобы эту любовь заслужить или не растерять.

Без комментариев