Воспитание, психология

Обратная сторона социализации

Обратная сторона социализации
Попытка разобраться, где грань между социализацией, социальной ориентацией и индивидуальностью и в чем здесь роль родителя.

«А что ты смотришь на других?», «Ну и что, что Маша так делает, это же не значит, что надо во всем повторять!», «Имей свою голову на плечах!» — я очень часто слышала от родителей подобные фразы, когда была подростком. Думаю, они шаблонны и скорее всего их в разной интерпретации слышали многие мои ровесники. Своей головы тогда не было. А если и была иногда, то где-то далеко, не смеющая и носа высунуть.

Сейчас, повзрослев и поумнев, воспитывая уже своего ребенка, я стала задумываться – а почему так? Где голова потерялась? Родители любили, воспитывали, все делали по тогдашним меркам правильно. Дочкой я была хорошей: отличница в средней и музыкальной школах, маме помогала, где попало не шастала (во всяком случае, родители об этом не знали).

Если присмотреться к тому, как текло мое детство (а я типичный представитель своего поколения), то становится ясным, что красной нитью сквозь него проходит принцип: смотри за другими и повторяй. Рано в сад, все лепят куличи – и ты лепи, все слушают сказку – и ты слушай, все гуськом с прогулки – и ты гуськом. «Посмотри Машенька уже буквы знает – а ты еще не знаешь, давай-ка учи», «А Настя ходит на танцы, давай и тебя на танцы сводим», «А у Светы пятерки по всем предметам за четверть, а почему у тебя не пятерки?». Очень часто, гораздо чаще, чем может показаться, вопрос не в том, нравятся ли тебе танцы и хочется ли ходить на кружки, и не в том, что нужно стремиться к знаниям и получать пятерки, и не в том, что уметь читать – это здорово, а в том, что кто-то уже «да», а ты еще «нет».

Этот ориентир на кого-то прививается с самого малолетства. Может быть, это начинается, когда мама сравнивает своего ползающего с соседским умеющим ходить, а потом – кто больше скушает, а потом – кто уже научился с горки съезжать, а кто нет. И тут тоже дело не в том, что мама про себя сравнивает, а в том, что очень часто это преподносится ребенку как недотягивание до кого-то. То есть, фактически: ты еще этого не умеешь, а кто-то умеет, и тебе нужно равняться на этого кого-то.

Ребенок никак не фильтрует такие родительские слова, он не относится к ним критически. Он просто принимает их как принцип, по которому нужно жить. Мы с раннего детства называем Петю Петей – вот он и знает, что он Петя. Утрирую, но здесь то же самое: такое «равняйся на других» становится частью его мировоззрения. И если до садика ему повезло и родители не усердствовали, сравнивая и ориентируя его на других, то в садике это наверстают: думаете, почему в саду дети быстрее учатся разным бытовым навыкам, вежливому поведению и прочему? Потому что все уже «да», а ты еще «нет», что, соответственно заставляет чувствовать себя «недо», и ты изо всех сил стараешься это наверстать. А потом школа, о цвете конкуренции и сравнивании одного с другим в которой нет смысла лишний раз говорить.

Если задуматься, то станет ясным: с того возраста, когда родители отдают ребенка в сад на полный день, большую часть своей жизни он начинает проводить в среде себе подобных и ориентация на тех, кто его окружает, расцветает в полную мощь. С кем больше времени детки проводят в саду: с воспитателем или с детьми? Да, взрослый всегда присутствует, но физически его не хватает на то, чтоб дать каждому ребенку столько адресного внимания, чтобы ориентир на сверстников качнулся в другую сторону — на взрослого. В учреждениях образования нет условий для того, чтобы у ребенка было достаточно времени и пространства развивать свою индивидуальность.

И с какой стати, скажем, у 15-летнего мальчугана будет своя голова, если лет эдак с двух его всячески мотивировали ориентироваться на тех, кто его окружает. Если эта ориентация на других – не прихоть и не привычка, а образ жизни. Как все – так и ты. Этот принцип, который так явно пропагандируется многими родителями в раннем детстве, воспитателями в саду, учителями в школе, волшебным образом переворачивается с ног на голову, когда ребенок взрослеет. Оказывается, от него ждут обратного. А где ему это обратное взять?

Не сомневайтесь, любой мальчишка из благополучной семьи скажет, что воровать – плохо. Но если три его друга решат украсть в магазине шоколадку, где ему взять сил противостоять «социуму», если такого опыта у него нет? Если с самого раннего детства его всячески подталкивали повторять за вот этими же тремя и ни в чем не отставать? Если они должны были рисовать одинаковое солнышко на изо, когда им хотелось вычитать в столбик, и им пришлось с этим сжиться? Если с двух-трех летнего возраста возможно эти же трое занимали в его жизни большую часть, чем взрослые?

Это все очень печально. Маленьким детям нужно в первую очередь время для того, чтобы в мозгу созрели соответствующие структуры, которые позволят им сохранить свою индивидуальность в «толпе». Им нужно, чтобы к тому времени, когда мозг будет готов «социализироваться» и при этом сохранять свое Я, в его мировоззрении не было бы этого принципа «сравни себя с другими и делай как они».

Социализироваться в том смысле, который обычно вкладывают в это слово, не очень то и сложно — играй вместе, не дерись, умей договариваться, свои желания ставь позади интересов коллектива и т.д. Мое поколение в этом смысле очень преуспело. Но социализироваться и при этом не потерять свою индивидуальность, иметь свою голову – это роскошь. Даже сейчас, когда поколение выросло, «своя голова» роскошью так и осталась. Нам сложно понять, чего мы хотим, где наши мысли, где наши желания, где наша точка зрения, а где – мысли, желания и точки зрения нашей «среды обитания». Нам сложно сказать нет, сложно пойти против сообщества, сложно выделиться, потому что это пугает, это ново, это не то, чему нас всегда учили.

Все эти мысли подталкивают меня к следующему выводу: коль вышло так, что система обрабатывает всех без разбора под одну гребенку, и эта гребенка не подразумевает хоть какого-нибудь поощрения индивидуальности, то эта задача переходит в зону родительской ответственности. А родители в этом контексте могут не так уж и много (что не упрощает задачи, впрочем): не ориентировать ребенка на других и уберечь его от системы на столько долго, насколько им это по силам.

5 комментариев

На мой взгляд, тезис о системе, «гребущей всех под одну гребенку», весьма субъективен. Я бы даже назвал его популистким. Я, вроде, тоже отношусь к поколению «делай как все», но при этом не помню (или не осознаю), что меня именно в саду или школе учили равнятся на других. Так чаще поступают родители, но мне повезло: меня по другим не меряли.

Детский сад и школа помогают на практике узнавать модели поведения, все нюансы социализации. Помимо уроков, это общение детей на перемене или в игре. Там дети делятся своими ощущениями, восприятиями, оценками. И если ты примаешь чью-то точку зрения, копируешь чье-то поведение, это не значит, что позже ты не познаешь свое я. Социализация это не только познание общеприятных норм, но и их развитие. Социум может развиваться только если индивиды принмают в нем участие.

Еще один тезис о кункуренции. Чем плох цвет конкуренции в школе? Конкуренция сама по себе, является положительным явлением, на мой взгляд. Она заставляет развиваться, если преподносится в правильном ключе. Конечно, есть дети, которые теряют интерес к образованию, потому что учителя уделяли их проигрышу много внимания. Но с другой стороны, конкуренция и мотивирует: ведь для кого-то занять 100-е место тоже победа. Важно, как факт преподнести.

Резюмируя статью, нас призывают беречь ребенка от системы. Призыв основывается на субъективной оценке системы образования. Интерпритируя ту же систему, фокусируюясь на ее положительных качествах, можно сделать вывод, что ребенок в саду и школе получит разностороннее развитие, и участие родителей может быть минимизировано. Но как и в большинстве вопросов о социальных феноменах, ответ будет где-то между. Гармоничное развитие своего я и социальных навыков будет происходить при участии различных социумов — семьи и школы(сада).

Для меня конкуренция плоха тем, что она есть внешний двигатель. И не важно кого она двигает, ребенка ли, взролого ли. Фактически конкуренция без критического мышления может увести тебя очень далеко от самого себя. А из-за того, что это двигатель внешний, очень велика вероятность полнейшей дезориентации, если этот мотиватор убрать. Кто я? Что я? Чего хочу? Куда иду?  

Про детский сад и способность на практике узнавать нюансы социализации. Чтобы понимать нюансы социализации необходимо обладать хоть какой-нибудь рациональной составляющей. Дошкольники ее по определению не имеют, потому что неокортекс, место где осуществляется рациональная обработка эмоций, у них еще не развит. Более того, детский сад — весьма ранящая среда, потому что там в силу неразвитости мозга собрались дети, в основном действующие исходя из инстинктов (эмоциональный мозг созрел еще в утробе). И тут чтобы выжить, ты либо ведешь за собой (условно говоря становишься лидером), либо, пытаясь как-то принять данные условия, копируешь, подражаешь тем кто ярче, кто ведущий, тому самому лидеру. Но общее состояние тревожности и там, и там зашкаливает. Ресурса на развитие почти нет, познания себя нет, мягкого сердца нет,  доступа к уязвимым чувствам нет (дети почти все в защитах), а значит нет пути для развития цивилизованного поведения. То есть мы хотели бы чтобы ребенок в саду увидел весь спектр реакций, чтобы мог потом эти реакции сравнить и понять, что вот так хорошо, а вот так вот — плохо. Но по сути для дошкольника это почти непосильная задача, до которой просто необходимо дорасти. И желательно дорасти без защит, со способностью чувствовать.

Юлия, желание быть лучше кого-то, то есть превзойти в конкуретной борьбе, не обязательно навязывается извне. Кроме того, конкурировать можно с самим собой, мотивирую себя изнутри. Что будет если конкуренцию убрать, или запретить ее проявлять явно? Например в Норвегии, существует правило Janteloven (Закон Янте), согласно которому, я не могу сказать, что я лучше тебя в чем либо. Это привело к тому, что люди перестают брать ответсвенность, принимать решения самостоятельно. Уровень школьной подготовки упал (официальная статистика это подтверждает). Все дети усредняются. Ты вроде хочешь и способен учить дроби, но весь класс еще не готов, поэтому ты все еще разбираешь фигурки на квадратики и кружочки. У тебя пропадает интерес к познанию, и его уже сложно вернуть. Несомненно, кому-то проще развиваться без внешнего давления, но кому-то оно необходимо. Поэтому нельзя заявлять, что конкуренция абсолютное зло.

 

Я уверен, что ребенок практически с рождения обладает рациональной составляющей. Я не хочу давать Пете свою машинку, потому что она моя. Что может быть рациональнее. Такое поведение ребенок уже способен проявлять в год. Мой сын в полтора года приносил трехлетнему мальчику свой самолет, чтобы тот с ним поиграл. Он предлагал поиграть вместе, потому что этого ему хотелось. Вполне рациональное поведение. Я не знаю, способен ли ребенок рационально осмыслить эмоции. Мы можем лишь предполагать, как двести лет назад люди предполагали, что здоровье человека зависит от баланса четырех жидкостей, и активно пользовались кровопусканием для лечения. Возможно, современная теория относительно рационализации эмоций, лишь теория. Но социализация происходит на том уровне, на котором два индивидуума понимают отношения между собой. Если нет рационального понимания, то есть инстинктивное. С этим играть опасно — он дерется. А с этим играть приятно — он делится велосипедом. Вот и социализация, в ней нет ничего плохого, все просто. Ограничивая ребенка от этой социализации, мы берем на себя ответсвенность. Нужно будет объяснить на примерах, как поисходит общение. Но будучи взрослыми, мы уже не помним наверняка, что нужно объяснить. У ребенка будет замечательное Я, но как его встроить в социум? И потом, наше Я развивается не только изнутри, но и под влиянием внешней среды. И если не сад, то родители на это Я будут влиять, хочется им или нет.

Вот именно, тебе повезло ;) Как правило, все по-другому складывается. И да, согласен с Юлей по всем пунктам.
Я думаю, есть некоторое смешение терминов. Является ли конкуренцией, когда сын глядя на соседскую девочку на велосипеде преодолевает страх и сам садится на велик? Делает ли он это, чтобы быть лучше соседки, или потому что сам давно хотел научиться но боялся, а на примере девочки смог побороть страх? Возможно и то, и другое. И мне кажется в первом случае это конкуренция, во втором — нет. В первом случае — внешняя мотивация, во втором — внутренняя. Увеличим ли мы шанс подмены внутренней мотивации внешней, сравнивая ребенка с другими, или помещая его в среду где его оценивают и сравнивают с другими? Думаю да.
 
Обращаясь к примеру с норвежскими детьми, тут тоже всё не однозначно. Если ребёнок хочет изучить дроби, потому что его заинтересовала математика, а школа не даёт ему возможности индивидуального развития, то это не отсутствие конкуренции ограничивает ребёнка, а отсутствие возможности индивидуального развития в школе делает это. Если ребёнок хочет изучить дроби для того, чтобы стать лучше других — он ощущает желание быть лучше других в первую очередь, а во вторую (и возможно не ощущает вообще) — желание получить знания о дробях. Хотим ли мы развивать в детях желание быть лучше других как самоцель? Почему у детей редко появляется желание изучить дроби из внутренней мотивации и необходима внешняя? Оправдывает ли развитие конкуренции среди детей ради быстрого изучения дробей или есть другие способы обучения (например, идя от внутренней мотивации ребёнка — приближенные к жизни учебные проекты, требующие знания дробей), или можно не изучать, отложить изучение дробей до появления жизненной потребности человека в таких знаниях  и внутреннего желания человека сделать это? Насколько дольше, глубже сохранятся знания в случае внутренней и внешней мотивации при их изучении? Насколько быстрее можно изучить дроби при внутренней и внешней мотивации?
Как всегда вопросы образования оставляют больше вопросов, чем ответов :)
 
Возвращаясь к статье, думаю статья о том, способствовать ли становлению личности ребёнка, появлению ростков его внутренней мотивации или внешняя мотивация (конкуренция) лучше сделает своё дело, и имеет ли это побочные эффекты на личности ребёнка?
 
Является ли садик единственной возможностью узнать других детей, взять пример с другого ребёнка (обычно с более старшего или даже с взрослого, что проблематично в одновозрастной среде садика) — одзнозначно нет. Означает ли это, что все должны не отдавать детей в садик — тоже однозначно нет, по крайней мере для этого есть экономические причины (садики изначально было ответом на полную занятость обоих родителей, а не на необходимость лучшей социализации детей). Означает ли это, что ничего нельзя поделать, если нет возможности организовать свою жизнь без садика? — думаю тоже нет.  Возможно настроить привязанность с воспиталем, говорить и обсуждать с воспиталем вопросы воспитания, плавно вводить ребёнка в асолютно другой режим жизни, когда он только начинает ходить в садик, поддерживать привязанность с ребёнком, наконец искать и огранизовывать альтернативные садики с меньшим количеством детей на одного воспитателя и разновозрастными группами. Думаю раскрытие проблем сохранения привязнности, уменьшение уровня треважности, взращивание внутренней мотивации в условиях пребывания ребёнка в садике, была бы неплохая тема для отдельной статьи, ведь большая часть населения нашей страны не имеет возможности организовать жизнь своего ребёнка без садика.
Войдите, чтобы комментировать