Воспитание, психология

Детские истерики: как реагировать?

Детские истерики: как реагировать?
Истерики у ребенка — это очень неприятное, выматывающее и как правило раздражающее родителей событие. Когда ребенок в истерике, родителю очень сложно сохранить самообладание.

Тяжело развить ситуацию так, чтобы максимально помочь, не навредить отношениям и снизить вероятность возникновения истерик в будущем.

Прежде всего, мне очень хочется подчеркнуть, что истерика — это не назойливое хныканье, не просто слезы, не просто крик. Истерика — это, грубо говоря, состояние аффекта у ребенка. Ребенок плачет, кричит, он может “впадать” в разные состояния, например, бросаться на пол или кататься по нему, но самое важное — с ребенком в истерике вы не можете установить контакт, вы ничего не можете с ним обсудить, он вас не слышит. Он может или отталкивать вас, или кричать “нет” на любое обращение. В этот момент у него, скорее всего, бешеные глаза, он может краснеть, вам легко заметить напряжение во всем его теле.

Такая “картинка” воспринимается родителями очень тяжело. Во-первых, это злость от того, что повод, из-за которого началась истерика, кажется не стоящим таких эмоций. Во-вторых, раздражение из-за “глухоты” ребенка к вашим компромиссам и попыткам наладить контакт. В-третьих, сердце у вас не каменное, и вид бьющегося в рыданиях ребенка побуждает к одному — закончить это как можно скорее.

Здесь я не буду рассматривать причины и “профилактику” детских истерик, это две большие темы, заслуживающие отдельного поста. Сейчас я хочу рассмотреть линию поведения родителей во время истерики, не зависимо от ее причины.

Прежде чем переходить к любым действиям в отношении ребенка и его истерики, выделите пять секунд (или кому сколько надо) и убедитесь, что вы спокойны. Как в самолете, родитель должен сначала одеть себе кислородную маску, и уже потом ребенку, потому что иначе вы можете просто не успеть ему помочь.

Самое грамотная помощь ребенку в истерике — именно та, при которой родитель остается невозмутимым. Так что вдохнули, выдохнули и эмоционально отстранились. Не свирепеем, не орем.

Наша цель — не соединить свои эмоции с эмоциями ребенка, не удвоить их тем самым, а “остудить”.

Попытайтесь представить, что, на ваш взгляд, испытывает ребенок, находящийся в таком состоянии? Чувство безысходности, обиды, несправедливости, горечи, отчаяния, негодования…Он не может справиться с нахлынувшими эмоциями. Любая негативная реакция со стороны родителя усугубит переживания. Представьте, что вы сами испытываете такой эмоциональный всплеск и кто-то начинает ругать вас, или утверждать, что вы не должны чувствовать того, что чувствуете.

Таким образом, лучше всего, если сообщение, которое родитель посылает ребенку, будет примерно следующим: “Я понимаю, тебе очень тяжело. Ты можешь плакать. Я буду рядом.”

Несмотря на всю неприятность таких ситуаций, родители все-таки должны признать, что дети имеют право на истерику. Мы не можем запретить им так выражать свои эмоции. Поэтому, когда вы видите, что “начинается”, схема действий может быть примерно такой:

Вдохнули. Выдохнули. Успокоились.

Предложили ребенку свою помощь: “Ты очень сердишься, давай я пожалею тебя”, “Давай обнимемся”. Скорее всего, ребенок откажется. Если согласился — поздравляю! Вам удалось погасить истерику на корню. Сказали ему о том, что вы рядом и в любой момент он может прийти к вам за помощью. “Поплачь, я буду рядом, буду ждать, когда ты придешь ко мне”. После этого — самоустранились. Будьте рядом, не участвуйте в происходящем. Ребенок будет орать или кататься по полу, или делать что-то еще. Вы можете просто посидеть рядом на диване. Или чем-то заняться. Обратная сторона этой стратегии в том, что очень легко “скатиться” в игнор, демонстрировать свое недовольство. Если вы чувствуете, что на грани, что все, “караул” — выйдете в другую комнату. Не нужно закрывать ребенка одного, просто уйдите от “греха подальше”, чтобы не сорваться. Скажите, например: “Я буду мыть посуду на кухне. Я рядом, приходи пожалуйста ко мне. Я очень хочу помочь”. Оптимально быть рядом, но если вы не можете сохранять спокойствие, лучше выйти, чем сорваться.

На этом этапе нельзя допускать, чтобы ребенок вредил себе или окружающим, портил вещи. Такое бывает иногда, к сожалению. Если ребенок бьет себя каким-то предметом, заберите предмет. Если он сам очень сильно бьется об какой-то предмет, уберите предмет, или отстраните его физически. Обнимите, сожмите крепко, скажите: “Я твоя мама, я очень люблю тебя и забочусь о тебе, мне не нравиться так держать тебя, но я не могу позволить, чтобы ты делал себе больно.” Здесь очень тонкий момент — эти объятия не должны быть злыми, порывистыми ( в такие моменты родителям очень сложно совладать со своими эмоциями). Если ребенок бьет вас — встаньте и отойдите. Если подходит и снова бьет — снова отойдите, скажите: “Ты можешь плакать, ты рассердился, но меня нельзя бить”. Если это начинает напоминать “догонялки” — опять же, крепко обнимите, чтобы ребенок не мог вас ударить.

Бывает, что ребенок пытается “командовать” взрослым. Иди туда, сядь здесь. Например, ребенок выгоняет вас из комнаты. Уходите, в конце концов, он имеет право побыть один. А бывает, что вы вышли — а ребенок идет за вами, и снова прогоняет (не забываем, он в состоянии аффекта, поэтому строго не судим). В таком случае не нужно снова делать то, о чем он просит. Сядьте, например, спокойно и твердо скажите: “Я буду сидеть здесь, малыш. Тебе плохо, поплачь… Я рядом, я хочу помочь тебе”. Он может вас толкать, придется выдержать натиск, как бы неприятно это не было. В конце концов он обмякнет и придет за утешением.

Как только вы слышите, что страсти улеглись, что ребенок сбавил обороты, что завывания переходят в хлюпанье или более сдержанный плач, будьте готовы принять его в свои объятия. Если ребенок идет к вам — ни в коем случае не отказывайте. Если зовет, чтобы вы подошли — обязательно подходите. Очень хорошо, если ребенка, оказавшегося после истерики в объятиях, накрывает волной слез. Так он дает выход своим эмоциями, переживаниям, так он примиряется с ситуацией — той, изначальной, из-за которой истерика и случилась. Именно так он адаптируется к тому, что какая-то ситуация идет не так, как ему хочется. По-другому. Именно эти горючие слезы, на плече у родителя, очень важны и нужны.

Схема, которую я только что описала — это, так сказать, идеальный вариант развития истерики. Для меня очень важным подтверждением того, что “мы все делаем правильно” служит следующий показатель: время истеричного буйства со временем сокращается, ребенок с каждым разом все быстрее переходит к “слезам в жилетку”.

Давайте подытожим. Ребенок в истерике.

Родитель:

Успокаивается. Дает ребенку понять, что он рядом, открыт и готов помочь. Ждет. Принимает в свои объятия.

Чего родителю делать не нужно:

Кричать, выходить из себя, демонстрировать свое негодование. Позволять ребенку вредить себе или окружающим. Игнорировать, отвергать ребенка, который делает первый шаг на встречу или зовет родителя к себе.

В следующий статьях я расскажу о том, что родители могут сделать для того, чтобы минимизировать количество таких эпизодов, а еще о том, как быть с истериками “на публике”. А пока предлагаю к обсуждению следующий вопрос:

Лично для меня самое трудное в момент истерики сына — сохранить самообладание. Мне кажется, что это половина успеха. А как вы думаете? Может, у вас есть какие-то свои секреты-уловки, помогающие положительно разрешить такие тяжелые ситуации?

11 комментариев
Мне кажется, что дети бывают разными и истерики бывают разными. Поэтому и поведение родителей может быть разным в момент истерики ребенка. Я не исключаю, что многие дети быстрее приходят в себя в присутствии родителей. Но личный опыт общения с сыном показал, что он быстрее всего успокаивается, когда нет зрителя, т.е. родителя. Ну или если родитель не обращает внимание на поведение ребенка. Подчеркну, что такое «игнорирование» происходит только в момент истерики, как только ребенок переходит из фазы истерики в фазу успокоения, родитель выказывает ему поддержку и тактильно. и вербально. Естественно, сложно вести себя «как ни в чем не бывало», если ребенок закатит истерику в публичном месте. Можно почувствовать огромное колличество осуждающих взглядов. Но раз уж сайт для «продвинутых» родителей, то будем считать, что вы способны выдержать такие взгляды и придерживаться выбранной линии поведения :)
Если твоему ребенку легче успокоиться, когда он тебя не видит, это понятно. Об этом в посте и сказано
Если вы чувствуете, что на грани, что все, “караул” — выйдете в другую комнату.
Вот не понял последнего пасса про продвинутых родителей. Кажется, про истерики на публике тут слова не было, обещали в следующей статье рассказать, нет?
Отвечаю Антону, раз уж он под ником мамы пишет :) Фраза «Если вы чувствуете, что на грани, что все, “караул” — выйдете в другую комнату» скорее относится к грани родителя. То есть, если я как родитель, не могу терпеть истерику своего ребенка, то лучше уйти, отстраниться, чтобы не видеть этой истерики. Я же говорю, о том, что устраняюсь для того чтобы у ребенка истерика прошла быстрее, так как даже если я спокоен и не реагирую на ребенка, просто мое присутсвтие будет побуждать ребенка продолжать «истерить», так как у него есть зритель.
Что касается последнего пасса, то я просто продолжал свою мысль об игнорировании. У нас это работает одинково и дома, и на улице (или в другом публичном месте): «Если мама/папа не обращают внимание на то, что я в истерике, то смысла в истерике нет и я пошел играться». Однако очень сложно «игнорировать» истерику своего ребенка под осуждающими взглядами окружающих. Но «продвинутый» родитель обращает внимание на себя и своего ребенка в первую очередь, и делает, как лучше дня него, не сильно заботясь о мнении окружающих. Мне кажется, что это сайт именно для таких родителей.
Тут такой момент есть скользкий…
«Если мама/папа не обращают внимание на то, что я в истерике, то смысла в истерике нет и я пошел играться». Это правильная логика, но только в том случае, когда поведение целенаправленно. Т.е. если у меня есть цель получить шоколадку, мне не дают, тогда я устраиваю истерику с целью добиться своего, потому что мне чутье подсказывает, что родитель может прогнуться. Если я понимаю, что мои «методы» с родителем не работают, я перестаю их использовать.
Но поведение ведь не всегда целенаправленно. Например, истерика ведь может происходить, как ты приводил пример выше, на фоне голода и переутомления когда какие-то действия родителя уже не воспринимаются адекватно и служат поводом для истерики. Или ребенок просто выплескивает накопившуюся обиду, потому что, скажем, за сегодняшнее утро он столкнулся уже с пятью «нет»-ами и ему от этого грустно. Ведь и у взрослых бывает, что эмоции накопились. В таких случаях ведь поведение не преследует никакой цели, кроме как выплеснуть эмоции, ты согласен? Тогда лишается смысла рассуждение о том, что нет зрителя — нет на кого давить, например, или у кого требовать — нет истерики.
Вообще слово зритель в этом контексте звучит как-то… немного издевательски, что ли. Потому что ребенок же не виноват, что ему так плохо.
Я не соглашусь, что теряется смысл в отсутсвие зрителя, даже если истерика не направлена на что-то конкретное. Свои негативные эмоции даже взрослому проще выплеснуть на кого-то, если же под рукой нет никого, то и выплескивать особо не хочется. Несколько раз мы пробовали успокоить Сашу лаской и нежностью во время истерики, которая не имела видимых причин, но каждая наша попытка хотя бы заговорить с ним оборачивалась новым витком истерики. В такой же ситуации, когда мы спокойно продолжали заниматься своими вещами, например мыть посуду, и не обращали внимания на ребенка, истерика довольно быстро затихала, и ребенок сам просил внимания и ласки к себе. Получив сочувствие после истерики, он окончательно успокаивался. Т.е. в нашем случае метод «самоустранения» работает всегда для любой истерики. По сути, это то же, что написано у тебя в статье: родитель ждет и принимает в свои объятия. Просто понятие «ждать» я трактую немного по-другому, чем описано в статье.
Вот я как раз хотела сказать, что об этом и говорится в тексте… Но, имхо, это не игнор. И не зрительство.
То, что ребенок не принимает ласку или объятия и не идет на контакт во время истерики — это отличительная черта истерики. Поэтому пытаться даже нет смысла. Это одна из главных характеристик истерики как таковой — что контакт установить нельзя, ребенок не адекватен.

Ловушка тут: «Свои негативные эмоции даже взрослому проще выплеснуть на кого-то, если же под рукой нет никого, то и выплескивать особо не хочется. ». Вот вредно детей доводить до такого состояния, чтоб они не давали выход эмоциям. Потому что подавление, накапливание их внутри — это самый нежелательный вариант из всех возможных… Отсюда и агрессия, тут и психосоматика, и чувство того, что тебя принимают, только когда ты белый и пушистый, т.е. НЕбезусловно. Поэтому очень важная задача родителей — обучить детей тому, как давать выход эмоциям, чтобы это не вредило себе и окружающим. Об этом скоро в статье про «профилактику». Чем лучше ребенок овладеет этим механизмом, тем меньше будет истерик.
комментарий был удален
Ну таки да, согласен. Но Даша тоже верно подметила про целенаправленность.
Антон по ошибке под моим логином ответил тебе :)
Про то, что быстрее успокаивается, когда нет зрителя — все верно. Но я считаю, что это не игнорирование. Игнорирование — это когда ребенок, например, зовет тебя к себе, или сам идет к себе, а ты его отталкиваешь, или закрываешь в комнате, иными словами — отвергаешь его попытки пойти на контакт. Если я правильно понимаю, то, о чем ты пишешь — это скорее неучастие, невовлеченность в «действие». Ты есть рядом — эмоционально, ты готов принять его, как только он пожелает. Это оптимальная стратегия. Думаю, мы говорим с тобой об одном и том же.
Про публичные истерики — будем еще о них говорить.
Если честно, мне еще не приходилось сталкиваться с истериками моего ребенка, но я уверена, что всё ещё впереди и могу себе представить что это. Поддерживаю позицию автора в том, что чуть ли не самым сложным в момент бурных негативных эмоций ребенка, недовольства, плача и уж тем более истерики является удержание себе в родительской роли, в роли взрослого. Тогда значительно легче не гневаться в ответ на казалось бы такие не адекватные ситуации эмоции ребенка.
Согласна с Вовкой, все дети разные, может и не придется испытать)))
Желаю, чтобы как можно дольше еще не пришлось сталкиваться! Не смотря на то, что фактически мы уже родители, уже взрослые, часто приходится себя в мыслях возвращать к этому, напоминать себе об этом.
Войдите, чтобы комментировать