Воспитание, психология

Нежелательное поведение. Часть II: Борьба за власть

Нежелательное поведение. Часть II: Борьба за власть
В этом посте я рассмотрю борьбу за власть в качестве одной из причин нежелательного поведения детей.

Это продолжение серии статей на тему нежелательного поведения детей. Читаем часть первую тут.

Что означает «борьба за власть» в контексте детско-родительских отношений? Одной из базовых эмоциональных потребностей человека является ощущение собственной важности, утверждение своей личной силы. Так, ребенку необходимо осознание того, что с его мнением считаются, что он наравне с другими членами семьи может что-то решать и выбирать.

Если родители подавляют ребенка, если он не может самоутвердиться в каких-то позитивных ситуациях, он станет выбирать те области, где может вам противостоять. Ему необходимо чувствовать самостоятельность, в этом случае сам факт противостояния будет давать ощущение хоть какого-то контроля. «Я могу спорить с ними, я могу хоть что-то решать, я могу делать хоть какой-то значимый вклад в семейном разговоре». Само по себе такое знание необходимо каждому ребенку, и если у него нет возможности получить это знание в обыденных ситуациях из повседневной жизни, он станет получать его из негативных ситуаций.

«Я – маленькая личность. Я хочу, чтобы ко мне прислушались. Я могу быть ответственным. Я хочу, чтобы вы дали мне поучаствовать в обсуждении. Я тоже что-то значу», — это то, что они не могут нам сказать. В противостоянии для ребенка важна только возможность почувствовать свою значимость. Результат этой своеобразной борьбы с родителем неважен как таковой. «Ты раздаешь разные команды, но я докажу тебе, что меня так просто не взять». В большинстве случаев победит конечно родитель, но раз «голыми руками» не возьмешь, раз возникает поединок «кто кого» – значит, «я значим!».

Важно понимать, что ребенок не специально выбирает такую тактику поведения: им движет неудовлетворенная потребность в осознании своей личной силы. Отсюда появляется постоянное отрицание, может показаться, что ребенок сам не знает, чего хочет. Вы предлагаете одно – ребенок говорит «нет» и настаивает на другом, вы уступаете, но оказывается, что то «другое» ему тоже не надо. Мама просит держать стакан аккуратно, а ребенок будто нарочно роняет его. Вы договорились пойти в парк, а он наотрез отказывается собираться. Список примеров можно продолжать очень долго, но суть у них одна: ребенок стремится сделать ровно наоборот тому, о чем просят или чего от него ожидают родители.

Как родителям понять, что конкретный случай – это попытка борьбы за власть? В случае с недостатком внимания маркером для родителей может служить чувство раздражения. Постарайтесь понять, что вы чувствуете, когда ребенок вам открыто противостоит?

Скорее всего вы будете раздражены, не без этого, но самой яркой эмоцией будет злость. Вы воспринимаете такое противостояние как вызов вам, вашему авторитету. Вы чувствуете беспомощность, не знаете, что делать, потому что вас будто обезоружили.

Как только мы осознаем, что нас провоцируют, нам бросили вызов, возникает естественное желание дать отпор, утвердить свою волю, доказать свое главенство. Самое простое – начать кричать, сразу понятно, кто «над», а кто «под». Но на самом деле любая негативная реакция на такой вызов, будь то крик, или физическое наказание, или холодное отстранение – еще больше вовлекает в противостояние. Такая реакция еще больше распаляет желание отстоять свою правоту. В погоне за «кто кого» и родители, и дети могут делать то, за что потом испытывают чувства вины и стыда.

Чтобы понять, чего добивается ребенок, нужно обратить внимание на ту реакцию, которую он ожидает от нас, т.е. именно ту реакцию, которую мы обычно выдаем в такой ситуации. Даже если ему неприятно, он плачет и обижается, подсознательно он все равно приходит к такой ситуации и нашей реакции на нее для того, чтобы получить то, чего ему не хватает. Он вынужден удовлетворять свою потребность теми способами, которые ему доступны. Вы боретесь = он самоутверждается.

Как и в разборе проблем с недостатком внимания, разделим стратегию поведения родителей на два этапа: сам конфликт и «профилактика».

«Точка кипения»

Мы должны помнить о том, что ребенок никогда не должен нести ответственность за отношения с родителем просто по факту распределения ролей в семье. Ведет всегда родитель, и выстраивание отношений со своим ребенком – это его сфера ответственности. У ребенка есть свои, другие, подходящие по возрасту и уровню развития «детские зоны» — завязывать шнурки на один или два узла, выбирать игру или цвет простыни, например. Я твердо убеждена в том, что качество отношений между родителем и ребенком – это всегда вопрос к родителю. Поэтому в конфликте именно родитель должен взять ситуацию в свои руки и помочь ребенку выйти из нее с наименьшими потерями для отношений. Задача родителя в такой непростой ситуации — не бороться, а договариваться. Не бодаться, а четко проговаривать свои ожидания и озвучивать последствия. Активное слушание, установление контакта, о которых мы писали в прошлом посте – все это актуально и здесь.

Мы помним о том, что ребенок хочет самоутвердиться, и о том, что вся эта ситуация для него – это реальная возможность сделать это. Таким образом, мы должны показать ему, что, во-первых, родитель друг, а не враг, а во-вторых, подобный конфликт — нерезультативный способ самоутверждения. Удовлетворяться эта потребность будет в спокойных ситуациях, об этом ниже. Поэтому будет нецелесообразно ни искать правых-виноватых, главных-подчиненных, ни принимать требования ребенка, ведь таким образом его цель будет достигнута. Вы активно слушаете, устанавливаете контакт и когда ребенок способен вас услышать, вы озвучиваете «условие».

Обычно мы ставим условие, используя оборот: «если…, то….», но это делает его очень личным, зависящим от воли родителя, и воспринимается ребенком, опять же, как «бодание». Гораздо мягче дети воспринимают информацию, обличенную в слова: «когда…, тогда…». Это звучит менее лично, скорее как факт, как происходящие в жизни вещи, чем навязывание чьей-то воли. Например: «Когда в комнате будет порядок, мы сможем поиграть. Давай поскорее уберем и займемся чем-нибудь интересным! В какую игру ты хочешь поиграть?», или «Когда ты это сделаешь, сразу же обязательно подойди ко мне, мы будем играть в эту игру, как же будет здорово! Мне так не терпится, беги скорее!». Вроде бы ничего не изменилось, все то же самое, но воспринимается ребенком совсем иначе.

Прислушайтесь к позиции ребенка, скажите, что вы слышите его и понимаете его желания. Спросите: «Как ты думаешь, как нам лучше это сделать? Как нам поступить? Как тебе будет удобно это сделать?». Это даст ему ощущение значимости, но не через конфликт, а через диалог. «Я не хочу с тобой ссориться и бороться, я очень тебя люблю, давай попробуем вместе придумать, как это лучше сделать, чтобы и тебе было удобно, и мне было удобно». Тут и собственная значимость и сила, и ощущение того, что тебя принимают, понимают, дорожат твоими чувствами. Это самое лучшее, что родитель может дать ребенку.

Помогите ребенку, сделайте первый шаг: «Мы можем начать делать это вместе». Предложите альтернативы. Когда ребенок, который пытается бороться за власть, слышит, что вы хотите с ним договориться, возможно, пойти на маленький компромисс, ему однозначно станет легче. Его желание борьбы и противостояния будет уменьшаться, постепенно, раз за разом. И в один день он сразу перейдет к диалогу, минуя фазу конфликта.

Самое сложное для родителей – удержать себя от того, чтобы начать давить своей властью и настаивать на подчинении. Это вызывает агрессию, желание сопротивляться, обиду, ощущение того, что его чувства и желания не берут в расчет. Если ребенку сложно, помогите: «А вот так? Такой вариант тебе больше нравится? А может быть давай сделаем так? Как ты больше хочешь?». Родитель в таком случае не заискивает и не «церемонится», он все равно ведет ребенка в нужном направлении без подавления.

«Профилактика»

Очевидно, что для того, чтобы ребенку не приходилось прибегать к противостоянию как способу самоутвердиться, мы должны давать ему возможность сделать это в повседневной жизни. Чем больше у него будет позитивных путей, тем меньше будет необходимость прибегать к негативным. У каждого ребенка должна быть своя сфера ответственности, подходящая ему по возрасту и по уровню развития. Совсем маленький ребенок может выбирать, например, из какой чашки он будет пить, какую майку одевать, какую книжку читать. Правило можно сформулировать так: родитель определяет границы выбора, а ребенок волен сделать любой выбор в рамках границ, очерченных родителем. То есть не совсем правильно спрашивать у трехлетнего ребенка: «В чем ты хочешь пойти на улицу?». Правильнее будет: «Ты хочешь пойти в зеленой, желтой или белой майке?». Не: «Что ты хочешь кушать?», а: «Ты хочешь банан, яблоко или йогурт?», и т.д.

Советуйтесь с ребенком. «Слушай, а как ты думаешь, что нам приготовить на ужин? Это или это? Как тебе больше нравится: когда эта скатерть или другая?». Мы чаще советуемся со взрослыми, и конечно же ребенок это знает. Именно поэтому, представьте, сколько радости ему принесет осознание того, что его мнение по такому важному взрослому вопросу важно для родителей!

Здесь, наверное, необходимо упомянуть и наказания. Само по себе наказание застает врасплох — когда ребенок наказан, он уже ничего не может изменить. Если же мы используем метод последствий, то получается, что мы заранее информируем, что если ребенок не сделает это, то произойдет вот это. Таким образом, у ребенка есть выбор. Вы предупреждаете – и это уважительно, это не оскорбляет и не обидно. «Если ты не уберешь игрушки, я тогда пойму, что они тебе не нужны… Ведь они так неаккуратно разбросаны, никто о них не заботится. Тогда я, наверное, уберу их на полку на несколько дней». С методом последствий нужно быть аккуратными и не переусердствовать. Рассказ о последствиях – это рассказ о том, что, когда определенные вещи не делаются, наступают определенные последствия, которые логичны, которые можно объяснить ребенку. «Если ты сделаешь это, то я тебе – это» — это уже не рассказ о последствиях, это торг, и его нужно избегать. В жизни возникает много ситуаций, логику последствий которых очень сложно объяснить ребенку на доступном ему языке. Но мы должны хотя бы постараться это сделать – если наше старание будет искренним, ребенок обязательно это почувствует и оценит.

Постарайтесь сделать так, чтобы в вашей жизни было как можно меньше прямых указаний, многократных напоминаний о необходимости что-то сделать. Подключайте фантазию! Например, пишите напоминалки и приклеивайте их к предметам: «убери меня» — на валяющейся игрушке, «помой меня», и т.д. Если ребенок не умеет читать, можно нарисовать простые картинки. «Смотри-ка, а почему это на твоей подушке такая грустная мордашка нарисована? Давай-ка подумаем, может быть это потому, что она валяется совсем не на своем месте? Может быть, ей грустно без одеялка? Давай-ка скорее заправим кроватку!».

Когда вы обращаетесь с какой-то просьбой или указанием, попытайтесь сделать вашу фразу как можно более вежливой. «Я тебя очень прошу, пожалуйста, сделай вот это». Перед этим завладейте вниманием, установите контакт.

Если вы просите ребенка о чем-то, заранее зная, что восторга это уж точно не вызовет, постарайтесь дать несколько вариантов того, как это может быть сделано. На самом деле большинство действий можно сделать разными способами, в разном месте. Ребенку легче согласиться на какой-то вариант тогда, когда он чувствует, что принимает решения, ему совсем не важно, что оба варианта приводят к нужному нам поведению. Прежде чем он успеет понять, в чем подвох, озадачьте его этим выбором, переключите на принятие решения. «Ты сначала хочешь одеть кофточку, а потом штанишки? Или наоборот?».

Позволяйте ребенку ощутить вклад в семейные дела. Пусть он ощущает, что от него что-то зависит, что-то поручили именно ему. Двухлетний малыш может разложить приборы к приходу гостей, а пятилетний – украсить торт кремом, например. Тут и общее дело, и собственная важность, и участие в семейных делах. Такая причастность к жизни семьи важна для ребенка больше, чем мы об этом задумываемся. Собирайтесь вместе, обсуждайте планы, делитесь переживаниями и происшествиями. Создавайте такие ситуации, в которых семья качественно проводит время вместе, и ребенок наравне с другими может высказать свое мнение, от которого зависит семейное решение.

Всегда помните, что само по себе негативное поведение – это только проявление. Вы можете сколько угодно подавлять его, но это не решит проблему, а напротив, скорее всего загонит ее глубже. Поэтому фокусироваться нужно на том, чтобы не допустить неудовлетворенности какой-то потребности, а не на том, как уменьшить количество эпизодов «нехорошего» поведения. Не пытайтесь оценивать сам факт возникновения какой-то потребности, измеряя ее взрослым взглядом. Если потребность есть, значит ее нужно удовлетворить. Сама собой она не исчезнет.

Любое нежелательное, неадекватное или просто несвойственное поведение ребенка – это не просто вырванный из жизни инцидент. Это отражение множества предшествующих событий и эмоций, это всегда какой-то запрос, какой-то сигнал для родителя. Чем настойчивее и регулярнее это поведение – тем сильнее сигнал, тем острее запрос, тем более явно выражен какой-либо дискомфорт. Природой так задумано, что родитель предупреждает и удовлетворяет нужды ребенка. Когда эти нужды явные, нам легко их удовлетворять, а вот на танцы с бубном порой совсем не хватает физических и эмоциональных ресурсов. Нужно стараться не забывать о том, что ребенок в такой ситуации всегда слабее. В его глазах мы должны всегда оставаться такой опорой, которая не уйдет из-под ног даже в самых сумасшедших обстоятельствах.

3 комментария
Как всегда актуально и доходчиво. спасибо… Только вот как быть с человеческим фактором? Я имею ввиду то, что мама не робот, и порой эмоции берут верх, особенно, когда ночью спать не дали, или ПМС, в конце концов… А история все та же, к примеру, «Не хочу одеваться на улицу», и при этом старший ребенок уже одет и ждет в прихожей, а мелкая наотрез отказывается надевать подгузник… и вроде времени нет на рассуждения, и старший ни в чем не виноват, чтоб просить его раздеться…
Я не хочу сказать, что раз мама с собой поделать ничего не может, то и фиг с ним, ремень нам в помощь, и стараться не надо… Нет, стараться-то конечно надо, но вот как скажется то, что две недели мама в адеквате, а потом вдруг психанет… а дети-то ведут себя одинаково… И вряд ли они помнят, что ночью они просили пить, писять, плакали по причине страшных снов, или посто хотели чтоб мама полежала рядом… при чем оба одновременно… лежа на разных кроватях… а мама одна…
Пожалуйста!
Понимаю, о чем ты говоришь! Конечно мама не робот! Не чем чаще ты будешь стараться свои эмоции осмысливать и конструктивно выражать, скажем так, «безопасно» для детской психики, тем больше вероятность того, что количество таких инцидентов, где маму «занесло», уменьшится. К нулю, наверное, их никогда не удастся свести, но чем меньше, тем лучше, правда же? Две недели в адкевате, а потом день не в адеквате, это же однозначно лучше, чем день в адеквате, день не в адеквате? :)
Еще, на мой взгляд, полезно очень работать над «выходом» из ситуации. Когда уже произошло, когда уже наорала (или подставь свой вариант). Можно ведь просто наорать, а ребенок пусть сам думает за что — про что. А можно и объяснить, что ты очень разозлилась потому-то и потому-то. Что ты тоже человек, что испытывала очень сильные эмоции, что сердилась. Что тебе жаль, что ты так поступила.
По поводу ситуаций, когда интересы двух или больше детей конфликтуют и нужно оставаться справедливой для обоих… Думаю, не ты одна этим вопросом задаешься. Про ситуацию с одеванием мне видится такой вариант: старший ждет вполне справедливо и действительно ни в чем не виноват. Тебе, скорее всего, приходится одевать «через не хочу» мелкую. В этом случае я бы просто проговаривала все, как есть: «Мне не хочется так делать, мне неприятно тебя заставлять, я очень-очень тебя люблю и грущу, что ты так расстраиваешься. Мне жаль, что это так тебя огорчает. Но мы не можем поступить по-другому: мы договорились идти на прогулку, Тарас уже ждет нас одетый и ему жарко, поэтому мне приходится так поступать».
Про ночь и маму, которая нужна на разных кроватях одновременно. А что ты в таких ситуациях делала? Я бы двух под бок укладывала, что-то другого варианта и не придумывается.
Да, согласна… «Москва не сразу строилась»… надо работать над собой…
Две недели в адкевате, а потом день не в адеквате, это же однозначно лучше, чем день в адеквате, день не в адеквате? :)
меня пока даже на две недели не хватает… но уже и не день через день, что радует )))
«Мне не хочется так делать, мне неприятно тебя заставлять, я очень-очень тебя люблю и грущу, что ты так расстраиваешься. Мне жаль, что это так тебя огорчает. Но мы не можем поступить по-другому: мы договорились идти на прогулку, Тарас уже ждет нас одетый и ему жарко, поэтому мне приходится так поступать».
по причине, что внутри уже все кипит, меня хватает только на «Я тебя одену, даже если ты будешь плакать»… Да ладно, одеть дело десятое, ее ж споймать надо )))
Про ночь и маму, которая нужна на разных кроватях одновременно. А что ты в таких ситуациях делала? Я бы двух под бок укладывала, что-то другого варианта и не придумывается.
о, нет… Это мы уже проходили… он тогда спит НА мне, и это гарантировано бесконечные ночи недосыпа, ну и как следствие нервные дни… как отдельно положили, так хоть есть шанс, что не позовет )))…

В общем, в любом случае, спасибо еще раз за статью и за комментарий.есть над чем думать…
Войдите, чтобы комментировать