Воспитание, психология

Быть счастливым…

Быть счастливым…
Мне кажется, наше поколение – это поколение ищущих ощущение счастья. Мы копаемся в себе, кто-то даже проходит терапию, мы читаем умные книги и ищем ответ. Ответ на то, как...

Даже не стать, а скорее, как ощутить себя счастливым. На мой взгляд, во многих случаях схема примерно следующая: вроде бы все неплохо и жизнь как бы и устроена. Образование, муж, работа, дети, у кого-то машина, у кого-то квартира… Войны нет, родители живы. Все хорошо. А счастливым себя не чувствуешь. Думается мне, мы не знаем, чего хотим. И, как следствие, не знаем, хотели ли мы того, что имеем. А раз не удалось прочувствовать силу желания, раствориться в этом импульсе стремления к чему-то всей душой, то и результат не ощущается как желаемый. Нет сочного чувства удовлетворенности, и в какой-то мере то, чего мы достигаем, обесценивается – мы не ценим его настолько, насколько ценили бы, если бы прочувствовали хотение.

Счастье – это мироощущение. Оно строится каждый день, из моментов. И если нет моментов, которые кружат голову, от которых хочется улыбаться, то и мироощущение такое не сформируется.

Мое описание очень схематично, и, разумеется, между хотением и ощущением счастья в итоге очень и очень много промежуточных ступенек, но я уверена, что невозможно ощутить себя счастливым, не обладая способностью хотеть. Да, мы потом себя уговариваем мысленно: «Ну вот же я, дурочка, хандрю, и чего мне еще надо… У меня семья, здоровый ребенок (и далее по пунктам)». Да, если кто-то посторонний спросит, счастливы ли мы, ответ будет утвердительным. А как ему не быть, ведь не придраться… Но единицы, думаю, сами себе смогут честно ответить, что да, я действительно ощущаю себя счастливым. Несмотря на все неурядицы, глобально, жить из позиции «мне хорошо, я счастлив, я рад тому, кто я есть» — думаю, это дано далеко не многим.

Все это я веду к тому, как необходимо уметь хотеть, и в контексте родительства, как важно не мешать своему ребенку учиться хотеть чего-то. В голову пришла популярная очень во времена, когда воспитывалось наше поколение, фраза тогдашних мам по отношению к своим детям: «Хочешь? Перехочешь!». Да, и я не исключение, и меня воспитывали так же.

Вот как мыслит маленький ребенок? «Я сейчас хочу по луже бегать». Ему разрешают, и он счастлив. И глазки горят, улыбка, радость. Он хотел, получил, испытал чувство удовлетворения. Но по мере того, как ребенок растет, таких моментов становится все меньше и меньше. По мере роста ребенка родители все чаще и чаще смотрят на какие-то его желания или поступки с позиции «как это поможет ему в будущем», «как он с таким характером пойдет в сад, надо срочно что-то предпринимать», «а как он потом будет в школе». Я даже не знаю, у каждого свои доводы. И вот этот самый момент удовлетворенности, ликования обесценивается. На практике мы учим детей жертвовать своими желаниями на благо «семьи», «общества», «навыков вежливости», «так не принято», «чтобы легче было в коллективе» и так далее. В детстве меня, и наверняка не меня одну, учили даже тому, что должно приносить мне радость, а что нет. Ну, например, не хочется мне к бабушке ехать. «Да ты что! Как тебе не стыдно! Нужно радоваться, что мы едем к бабушке, это же бабушка, ее надо любить». Чем старше ребенок, тем чаще родители отодвигают на задний план «я хочу». И, мне кажется, со временем дети разучиваются хотеть в настоящем смысле этого слова и начинают хотеть того, что они должны хотеть. Как результат, сбывшееся «я должен хотеть» не приносит такого всплеска эмоций, как подлинное «хотеть».

Я «должен хотеть» — это, по факту, чувство долга. Когда мы выполняем свой долг, то испытываем скорее чувство облегчения, благодарности самому себе за терпение, труд, выдержку, нежели ощущение счастья. Мы учимся хотеть того, что должны, и это здорово помогает в жизни. Но для Женьки я бы хотела повернуть эту схему вверх ногами. Я хотела бы дать ему такое воспитание, благодаря которому он бы умел хотеть. Точка. Без принуждения и привязки к долгу. Я делаю ставку на то, что придет время, и он сам, по внутреннему импульсу, захочет быть, например, привлекательным для социума, захочет научиться тем или иным вещам, осознавая их ценность для себя. Моя роль в этом контексте – показать ему пути, возможности, преимущества какой-то модели поведения. Разумеется, каждый выбор и шаг не будет приносить ему море положительных эмоций, но, я полагаю, это научит его мыслить из позиции:

«Я это делаю, потому что я этого хочу, а хочу я этого, потому что мне это нужно для того-то и того-то», а не: «Я это делаю потому, что я должен это сделать, потому что надо быть таким-то и таким-то».

То есть быть должным на основании того, что ты хочешь (быть целеустремленным, внутреннее целеполагание), а не хотеть то, что ты должен (быть конформистом, внешнее целеполагание). И я надеюсь на то, что такой внутренний стержень поможет ему чувствовать себя счастливым.

Чувство долга не исключить из жизни, оно будет всегда. Но соотношение «я должен» и «я хочу», то, к каким действиям приводит нас это соотношение каждый конкретный день – это то, что строит наше мироощущение. На самом деле, моменты, когда для ребенка «надо» можно развернуть в «хочу», повсюду. Допустим, Женька не хочет одеваться и идти на улицу. Я могу направить ситуацию по-разному. Например, я могу сказать: «нам надо пойти на улицу», или «детям нужно гулять», или «ты должен слушаться маму». Или, я могу сказать: «Ты хочешь винограда? Давай сходим за виноградом». В первом варианте ребенок через собственное «не хочу», побуждаемый чувством долга делает то, чего от него ждут. Во втором ребенок хочет винограда, хочет за ним пойти, одевается по собственному желанию. Сколько таких ситуаций каждый день? Сколько из них пойдет в копилку «я должен», «потому что так надо», а сколько в копилку «потому что я сам так хочу»? И, в итоге, какой будет итог? «Я живу, как должен» или «Я живу, как хочу»? Если принять во внимание то, какое огромное количество пунктов родителям посильно перенести из одной колонки в другую, то вывод остается один: родители очень здорово могут повлиять на мироощущение ребенка. Мои скромные выводы следующие: вот есть детки, которые все делают «как надо»: как надо сидят, куда надо идут, когда надо молчат, маму не расстраивают. Но они… они не такие счастливые как дети «я хочу», которые маму иногда расстраивают, идут куда им хочется и сидят так, как им удобно. У них как будто блеска в глазах больше. Придет время, возникнет необходимость, и они по собственному желанию изучат и возьмут на вооружение те или иные модели поведения. Другое мое наблюдение заключается в следующем: ребенок «как надо» не так полярен в проявлении эмоций, в то время как ребенок «я хочу» уж если радуется, то всем соседям слышно, а если расстроится – то горе горькое. Что это? Умение чувствовать глубоко, по-настоящему? Над ответом на этот вопрос я еще размышляю…

В общем, мораль такова: для того, чтобы уметь ощущать счастье, нужно обладать способностью «хотеть», и как высший пилотаж – трансформировать чувство долга в желание (для взрослых). Ну а для детей – надо поощрять, ценить их умение хотеть; нужно разворачивать жизненные ситуации таким образом, чтобы ребенок сам осознавал и желал нужного. И взрослым, и детям – уменьшить пропорцию неизбежного «я должен» к «я хочу» в пользу последнего, что, по моей логике, должно способствовать формированию «счастливого» мироощущения.

Эта тема для меня совсем «сырая», я нащупала в ней что-то, думаю, размышляю. В этом случае мне сложно оформить в слова то, чем меня «осенило», потому что и самой есть много над чем работать.

2 комментария
Спасибо, очень интересно, есть над чем призадуматься.
Я представляю себе весы, на одной чаше которых — «хочу», а на другой — «должна». Когда перевешивает первая чаша, я чувствую себя счастливой и довольной. По мере наполнения второй чаши я погружаюсь в тоску…
Да, в каждом есть такие весы… Надо стараться хотя бы уравновешивать их, а то когда чаша с обязанностями с грохотом падает вниз, мы получаем на выходе депрессию и хандру. 
Войдите, чтобы комментировать