">
E_NOTICE [8] Constant DEBUG already defined
See details in error.log">
E_WARNING [2] session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/p93217/www/roditel.by/engine/include/Func.php:196)
See details in error.log Родительство / Родитель.by

О родительской ответственности

Родительство 28.02.2014 01:01

С первых дней жизни ребенка родители, встретившись с совершенно беззащитным, зависимым, не всегда понятным, и очень хрупким существом, ощущают практически неизвестное ранее чувство огромной ответственности. Интересное слово «ответственность», все понимают и подразумевают что это, а на самом деле...

Ну вот за что я, как родитель, беру ответственность? За самого ребенка. Это как? Например за его здоровье. Значит, если ребенок вдруг заболел — это родитель не справился. За безопасность? Значит любая шишка ребенка — это мое упущение. За его счастье? Значит недовольство ребенка, плач, крики, истерики, маленькие и большие несчастья — это мои промахи.

Вроде очевидно, что ноша непосильная, что сами требования выше человеческих сил. Но родители с легкостью, не обдумывая, предъявляют к себе такие завышенные требования, просто из желания дать все самое лучшее ребенку. При этом радостной родительской жизни становится как-то мало. Родителю приходится много-много контролировать себя, ребенка, окружающих и тревожиться. За промахи говорить себе ай-ай-ай, стараться на все 100%, чувствовать вину, когда ресурса не хватает, испытывать небольшое удовлетворение, когда все идет по придуманному образцу. Ребенка при этом желательно и обязательно любить безусловно.

Все мы это знаем. Как тут любить себя и окружающих, имея такого внутреннего надсмотрщика — вот вопрос. Несчетное количество раз кроха столкнется с неудовлетворенностью. Множество раз сам родитель упрется в пределы своих сил. Ребенок узнает мир, встречая его разнообразие. Еще больше он узнает себя, обнаруживая естественные границы, как то, что, например, до луны рукой не дотянуться. Луна где-то высоко, я не такой высокий, и рука не такая длинная. И мама не может достать, и даже папа. Почему мы сами тянемся и тянемся к чему-то недосягаемому, вроде луны — вот вопрос.

Размышления о детских слезах

Родительство 01.05.2014 17:03

А потом еще какое-то время может всхлипывать. И, скорее всего, если мы напомним ему о недоразумении, ставшем причиной слез, он расплачется снова. И так может повторяться много раз. Конечно, это при условии, что для него слезы не являются чем-то плохим, постыдным, если ему в течении долгого времени не повторяли методично, что плакать – плохо, нельзя, стыдно.

А взрослые, в своем большинстве, как плачут? Обычно, как только комок подступает к горлу, мы изо всех сил стараемся сдержать слезы. А если уж и расплакались, то прилагаем все свои усилия к тому, чтобы поскорее закончить. Интересующихся мы старательно убеждаем в том, что все в порядке. А потом еще какое-то время – в зависимости от «силы» причины слез – мы чувствуем грусть, тяжесть и подавленность.

Мне приходит на ум одно наблюдение, которое довольно часто можно слышать от взрослых: о том, как быстро дети «забывают» свои слезы.

Вот, мол, кажется, пять минут назад еще горько плакал, а сейчас побежал и играет, довольный, как ни в чем ни бывало.

Обычно это говорят с ноткой, подразумевающей ветреность, поверхностность, «несерьезность» детских слез. А так ли оно на самом деле? Ведь то, что кажется нам мелочью, для ребенка чаще всего – настоящая трагедия.

Мне кажется, то, что часто связывают с несерьезностью, не-глубиной детских переживаний, на самом деле – умение переживать, адаптироваться и идти дальше. Если посмотреть с этого ракурса, становится понятна искренняя горечь детских переживаний (которая многим покажется напускной). Получается, что малыши сполна оплакивают какую-то неудачу, ровно столько, сколько нужно для того, чтобы принять ее, погрустить о ней и отпустить, и именно это позволяет им через пять минут нырнуть в какое-то занятие с новыми силами, без тяжести предшествующей горечи.

Такое видение позволяет очень хорошо объяснить, почему мы, взрослые, пряча слезы, отрицая произошедшее и стараясь сделать вид, что ничего в общем-то и не было, очень долго носим в себе тревоги и переживания. Ведь часто бывает так, что какое-то событие сидит в нас, гложет и грызет, не отпускает и давит, а окружающие и предположить не могут, что у нас что-то «не так». Возможно, если мы откроемся, дадим выход слезам, примем утешение, не будем отрицать и прогонять от себя причину этих переживаний, мы сможем быстрее прожить их, отпустить, пойдем дальше? Конечно, это очень сложно, и скорее всего именно потому, что в детстве большинство из нас впитало утверждение о том, что плакать плохо.

«Не плачь», «Да это же ерунда», «Ты же мужчина!» — да, это все именно такие фразы. Кому-нибудь из нас, взрослых, становится легче от фразы «Не плачь»?

Опять же, глядя на слезы с этого ракурса, мне ясно видны причины Жениного поведения, когда он возвращается к слезам над чем-то, даже если изначально его отвлекли от слез и даже если он этим отвлечением увлекся. При первом же напоминании о произошедшем – увидел, сказали и вспомнил, просто так сам вспомнил – начинает снова горько плакать. Ему просто нужно отплакать и отпустить, адаптироваться. Просто и сложно одновременно. Адаптация мудрая вещь: пока ты не проплачешь все слезы над раной на ноге, наступив на грабли, так и будешь на эти грабли наступать. Во всяком случае в Женином поведении я вижу это на всех уровнях. А нам, взрослым, надо тоже разрешать себе плакать. Тогда жить легче.

Фото: Zuhair Ahmad/Flickr по CC license

Как научиться верить

Родительство 21.04.2014 23:40

Современный мир устроен так, что мы не верим в своих детей с самого рождения. Мы укутываем их потеплее, прячем от них кучу «опасных» предметов, не разрешаем отойти от нас на шаг… А потом удивляемся несамостоятельности и беспомощности молодого поколения. Поэтому я хочу научиться верить в своего ребенка всегда и во всем.

У нас все начиналось с самого простого. Температуры в комнате. Возможности позволяли установить тот температурный режим в спальне у сына, который мы захотим. Поэтому, основываясь на рекомендации доктора Комаровского, мы решили, что ребенок будет спать при +16. Дальше – больше. На улице -15, а мы спокойно укладываем четырехмесячного кроху спать в коляску на не застекленный балкон. Как ни странно, он не заболел ни разу, пока к году не переехал в Калифорнию, где было +40 в тени.

Мы поверили докторам и их рекомендациям, мы поверили в возможности ребенка, и не ошиблись. Ребенок пережил все испытания холодом и вот наступил тот момент, когда он пополз. Бурная радость мгновенно сменилась беспокойством. В доме есть лестница и ее непременно нужно оградить. Сказано-сделано. Но лестницы есть не только в доме и всех не огородишь. Было странно наблюдать как наш недавно начавший ползать малыш, медленно, но верно преодолеваем ступеньку за ступенькой. Что-же он будет делать, когда нужно будет спуститься. Нет, он не полетит кубарем вниз, а позовет на помощь родителей, реально оценивая свои силы. Мы конечно не сняли ограждение с лестницы, но кое-что поняли. Дети могут видеть опасность.

Вот нам уже год и мы можем сами ходить. Детская площадка замечательное место. Ба! Да тут еще и горки есть, и карусели, и подвесные мосты! Ребенку все интересно, и он везде хочет забраться. Мы не стали его ограничивать, но сопровождали его и были в любой момент готовы его подхватить и поддержать, стараясь преодолеть свой страх. Теперь сыну чуть более полутора лет, и он может самостоятельно залезть на трех метровую горку и съехать с нее весело хохоча. Он может без боязни пролезть по подвесному туннелю в 5 метрах от земли. При этом он остановится на не огороженном краю площадки в метре над землей и найдет себе безопасный путь.

Несомненно, у меня все еще полно страхов за своего ребенка, ведь не может быть человека дороже. И конечно, я не разрешу ему засунуть палец в розетку, потянуть собаку за язык или выбежать с мячом на дорогу. Но вместо того, чтобы схватить его за руку и утащить в сторону, я буду наблюдать за его поведением, находясь достаточно близко, чтобы успеть защитить от опасности. Мне кажется, что наши дети могут намного больше, чем мы от них ожидаем. И своими ограниченными ожиданиями и недоверием мы ограничиваем собственных детей. Поэтому, родители, давайте начнем верить.

Поддержите маму

Родительство 20.02.2014 16:45

Рождается ребенок. Вся жизнь женщины становится о нем. Вся она становится мамой, на другие роли и место-то не всегда найдется. Даже у самой подготовленной к материнству женщины бывают сложные и даже мучительные моменты.

Все слышали, что родительство — штука непростая. У каждого есть свой опыт и свое представление как правильно растить детей. Секрет в том, что точно не знает никто, как правильно. Или так — нет одного единственного беспроигрышного способа или одной проторенной дорожки, по которой взял — и пошел. Однако, каждый полагает, что тот самый лучший способ знает только он, поэтому надо (срочно, сейчас же, безотлагательно) его до молодой мамы донести. И если мама не вписывается в представления о правильном — маму надо поучить или пошпынять. Напрямую или как-нибудь искусно и витиевато, подобравшись поближе.

Никто не спорит, что все мы желаем добра молодой маме и уж тем более ребенку. Ключевые слова 'тем более ребенку'. Поскольку обычно все заботятся-то о ребенке, а мама что, мама взрослая и должна. Известно, что мама для новорожденного — это весь мир. Больше ему в этот период и не нужен никто. И как хорошо, если с этим миром все в порядке и он может быть доброжелательным, отзывчивым и заботливым. Далее в мире ребенка появляется папа, а затем и другие члены семьи, друзья и знакомые.

Психологический климат в семье, эмоциональое состояние мамы напрямую отражаются на состоянии ребенка, как психологическом, так и физическом. Это вовсе не значит, что мама не имеет права на негативные переживания. Такое человеческое право она имеет. И хотя мама и является самой важной фигурой в жизни ребенка, она вовсе не должна стремиться сделать мир своего ребенка идеальным. Ее основная задача — научиться жить всем с ребенком, а далее — научить ребенка в этом мире ориентироваться.

Связь матери и ребенка может быть настолько сильна, что мама просто интуитивно понимает потребности ребенка. Непрошенные советы, подсказки, чужие страхи лишь мешают маме и ребенку понимать друг друга. Поэтому здесь стоит мыслить очень просто. Хотим мы позаботиться о ребенке — заботимся о маме, поддерживаем родителей.

Мы никогда точно не знаем, какие ресурсы есть у мамы, как она себя чувствует, как она спала, как много у нее тревог и терзаний (а они есть всегда). Мы никогда точно не знаем, что предшествовало той ситуации, свидетелями которой стали. Зато нам просто сказать, что мама что-то должна, а не делает. Или делает, но не должна так делать.

Да, родители иногда ошибаются. Но это право они имеют наравне со всеми другими людьми. И ребенок родился почему-то именно в этих условиях и у этих родителей. Нам ведь не приходит в голову обвинять яблоню, у которой плоды не такие, как нам хотелось бы. Это легко объяснить неплодородной почвой или неблагоприятной погодой, отсутствием ухода за деревом. Мы постараемся помочь яблоне и ее плодам расти, польем в засуху, обеспечим ей доступ к солнцу и избавим от вредителей.

Так и мама нуждается в поддержке, именно маму нужно напитывать любовью и уверенностью. Именно она помогает зреть своему ребенку изо дня в день, каждую минуту, многие годы.

Послеродовая депрессия

Родительство 25.01.2016 17:02

 

Беременность и роды – это переходный, кризисный период в жизни женщины. С телом происхотят большие изменения. Социальный статус женщины меняется, иногда перемены довольно контрастные. Часто в это время происходит пересмотр и некоторая перестройка отношений со своими родителями и с мужем. Картина самих родов и послеродового периода не всегда совпадает с тем, как женщина это себе представляла. К сожалению, не всегда мама получает нужный ей уход и поддержку в этот непростой период. Очень часто женщина просто не готова просить о помощи и поддержке. Причин тому множество. Вы и сами можете их назвать. Ну например – образ идеального успешного материнства, созданный и навязанный обществом, СМИ и такими же мамами в соцсетях. Идеально чистый дом, удовлетворенный, накормленный муж, все красиво одеты, счастливая, стройная, образованная, активная, непрестанно развивающая себя и ребенка мама, которая точно знает, как этого ребенка растить. Соответствовать невозможно. А просить о помощи – это будто заявить о своей несостоятельности. Вот и выходит, что женщина молчит и терпит, винит и стыдит себя, не зная куда деть свое недовольство.

Послеродовая депрессия – довольно часто встречающееся явление, имеющее физиологические и психологические причины.  И это не то, что женщина выбирает по своей доброй воле. Это не проявление плохого характера, лени и эгоизма, распущенности или природного пессимизма.

Вот основные симптомы послеродовой депрессии:

  — снижение настроения (никакого удовольствия от жизни, тоска);

  — снижение двигательной активности;

  — снижение мыслительной активности (замедленность мышления, трудности сосредоточиться);

  — вина и самообвинения («я плохая мать»);

  — тревога, чувство внутреннего напряжения, ожидание беды;

  — нарушение аппетита (его утрата или переедание);

  — проблемы со сном (не высыпаюсь, все время хочу спать, но когда ложусь спать — не могу уснуть);

  — преобладание мрачных, негативных мыслей о себе, о своей жизни, о мире в целом (я плохая, мир плохой, все будет плохо);

  — снижение чувствительности (пустота, отсутствие чувств, ни плохо ни хорошо);

  — снижение или утрата способности переживать удовольствие;

  — суицидальные мысли.

Послеродовая депрессия – это состояние, которое может развиться в первый год после рождения ребенка. Послеродовая депрессия бывает разной степени тяжести.

Около 80% всех мам сталкиваются с так называемым «беби-блюзом», который случается в период до 2 недель после родов и сопровождается некоторыми вышеперечисленными  симптомами (тоска, раздражительность, потеря аппетита и пр.). Это состояние, как правило, быстро проходит само при достаточной поддержке окружения.

Истинная послеродовая депрессия носит более глубокий и затяжной характер и чаще всего встречается в период 3-4 месяцев после родов. И это не то состояние, которое нужно терпеть. В этом случает стоит обратиться за помощью к психологу, а если понадобится также медикаментозное лечение, то и к психотерапевту. Из обнадеживающего стоит отметить, что именно послеродовая депрессия очень хорошо поддается лечению.

Милые мамы, у нас с вами важная работа – мы даем новую жизнь и делаем все, что в наших силах, чтобы из этих малявочек выросли хорошие люди. Давайте и о себе заботиться.

 

Аутисты – кто они? Взгляд психологии развития.

Родительство 04.04.2015 00:04

На сегодняшней день вряд ли найдется человек, который хотя бы краем уха не слышал об аутизме. Это одна из тех болезней, о которых пару десятков лет назад никто и знать не знал, а сегодня мы наблюдаем ужасающую динамику: количество детей и взрослых с таким диагнозом растет в геометрической погрессии.

Думаю, основной ассоциацией, возникающей при упоминании слова “аутист” является следующая: это человек, у которого проблемы с общением. Такой человек находится вне общества, он – сам по себе. Разумеется, это лишь часть правды: на самом деле проблема аутизма глубже и шире и подразумевает гораздо большее число проблем и трудностей.

В этой статье я не стану вдаваться в разнообразие теорий о причинах возникновения аутизма, не стану описывать особенности поведения таких людей, дефицита в этой информации на сегодняшний день нет. Второе апреля – день распространения информации об аутизме, а апрель в целом – месяц принятия аутизма. Поэтому в этой статье мне хотелось бы познакомить вас со взглядом психологии развития на проблему аутизма.

На сегодняшний день аутизм – это один из диагнозов, который ставят деткам с нарушением внимания, активности и взаимодействия с внешним миром. Психология развития предлагает нам посмотреть на особенности детей с аутизмом как на особенности высокочувствительных людей, а на аутизм в целом – как на крайнюю степень такой высокой чувствительности. Что в таком случае мы можем увидеть? Какое объяснение это может нам дать?

Кто такие высокочувствительные люди? Это люди с высокой восприимчивостью ко всему: к сигналам от органов чувств, к ощущениям, к переживаниям. В двух словах, для таких людей всего слишком много и все слишком интенсивно. Можно сказать, что такие люди чувствуют слишком многое и слишком глубоко. Все это, так сказать, проделки нашей нервной системы, системы фильтрации информации в мозгу. При крайней степени такой чувствительности мозг очень быстро перегружается информацией, ему нужно больше времени на отдых и покой. Когда окружающая такого человека среда становится для него “слишком”, когда он не может обработать такое количество информации, он бессознательно бежит от нее, закрывается, прячется. Если коротко, то мозгу безопаснее оградиться от мира, чем “переваривать” его.

В двух словах, для таких людей всего слишком много и все слишком интенсивно. Можно сказать, что такие люди чувствуют слишком многое и слишком глубоко. 

Я не вдаюсь в подробности и стараюсь объяснить суть такого подхода “на пальцах”, но практическая польза от этой информации заключается в следующем: если мы постараемся немножко отойти от понятий “диагноз” и “лечение” и увидим свою роль как родителей в том, чтобы помочь такому ребенку справиться с миром, который для него слишком громкий, яркий, ранящий, интенсивный, то нам, возможно, удастся продвинуться на несколько шагов вперед. Возможно, нам удастся открыть один из множества замочков, которыми закрываются от нас детки с аутизмом.

Как на деле мы можем помочь такому ребенку? Или такому взрослому человеку?

  • Не осуждать и не стыдить за его особенность.
  • Насколько это в наших силах, стать барьером и фильтром для него: между ним и всем остальным миром: ограждать ребенка от тех “входящих”, которые ему не по зубам, выводят из строя, загоняют в свою скорлпупу, заставляют защищаться и закрываться.
  • Не торопиться с социализацией.
  • Быть для него плечом, на которое всегда можно опереться без страха осуждения.

Чрезмерно высокая восприимчивость – это не прихоть, не каприз, не скверный нрав и не дурное воспитание. Такая восприимчивость – это врожденная особенность функционирования нервной системы. Важно понимать, что мы не можем поправить эту мозговую настройку препаратами или упражнениями, но в наших силах создать условия, в которых мозг ребенка, его нервная система, смогут развиться, смогут научиться если не полностью, то хотя бы в какой-то мере справляться с ошеломительностью окружающего мира.

Условия, о которых я говорю – это в первую очередь отношение, которым мы окружаем такого человека. Наше отношение может способствовать тому, что ребенок будет вынужден еще больше защищаться и закрываться, или тому, что он начнет открываться, опираясь на нас. В этом влиянии и заключается наша огромная родительская сила.

Самым доступным на русском языке источником информации о высокочувствительных людях, на мой взгляд, является книга Элейн Эйрон “Высокочувствительный ребенок”.

В заключение предлагаю вам посмотреть видео о том, как человек с аутизмом воспринимает обыденные для нас вещи: голоса людей, сигнал об остановке, тиканье часов и многое другое.

Казалось, он просто крутится рядом, или как учатся дети

Родительство 11.07.2014 15:28

Я хочу показать вам две фотографии

На первой, в начале поста – июль. Мы на море. Наслаждаемся общением друг с другом и атмосферой отдыха. Женя полон новых впечатлений, исследует все вокруг. В это утро я болтала с другой мамой на пляже, а Женя, как мне казалось, просто крутился под ногами. Сначала он подошел и рассказал мне, что палка не стоит сама в песке. Я просто озвучила: «Палочка не стоит, а тебе хочется, чтобы она сама стояла». Следующие несколько минут я особо не обращала внимания на его деятельность, пока он не подошел и не сказал гордо, что теперь палка сама стоит. Я бросила взгляд и обомлела.

Теперь я покажу вторую фотографию

Папа строит

На ней – начало мая, мы уехали семьей на дачу, где наш папа мастерил спортивный комплекс. А Женя, как нам казалось, просто крутился рядом. Ему не объясняли как-то по-особенному, что именно так нужно укрепить палку в бетоне. И впоследствии мы это не обсуждали. К сожалению, у меня нет фотографии начальной конструкции, но она выглядела точь в точь так, как сложил камни и пальмовую кору на пляже наш сын: трубу со всех сторон подпирали кирпичи. Что формально я вижу: перед сыном стояла задача. Он без каких либо советов проанализировал свой опыт, нашел решение, реализовал его и разделил со мной радость этого достижения. Ему два с половиной года. Он побродил вокруг и нашел тот материал, который был ему нужен. И он был непередаваемо горд тем, что он САМ это сделал!

Позже, когда он уснул, я задумалась о том, кому и зачем нужны развивающие кружки и садики (их часто характеризуют как отличное место для обучения и развития). О том, зачем учить двух-трехлетку числам и буквам, и многому другому. О том, так ли велика, как ее пропагандируют, ценность расставленных по стеллажам пособий Монтессори и множества разнообразных развивающих игрушек, которые сейчас в моде. Эта на первый взгляд незатейливая ситуация еще раз напомнила мне о том, как развивается ребенок в комфортной для него психологической среде.

В сущности, малышу достаточно просто быть частью нашей жизни, и если в это время его мозг не занят проблемами наших отношений, если он ощущает примерно следующее: «Мне хорошо. Я любим. И буду любим, что бы не случилось. И этой связи ничто не угрожает, и ничто не разрушит ее. Меня ничто не тревожит. Пойду-ка я поизучаю мир», — он будет развиваться, запоминать, воспроизводить, дерзать и прыгать выше головы просто между делом. А позже тем же днем я ужинала в ресторане, в это время Женя с какой-то маленькой девочкой бегал вокруг. Казалось, он просто крутился рядом. В какой-то момент я заметила, что эта девочка настойчиво предлагает ему картошку фри и кетчуп, кушает их сама. А Женя отказывается. Он не видел, что я подсматриваю, но знал, что не разрешаю...

Просто быть рядом. Вместе. И больше ничего не нужно.